Справка      Статьи по теме

КУРИЛЫ: СУРОВЫЙ, НО НЕОБХОДИМЫЙ УРОК

Участие СССР в войне с Японией на Дальнем Востоке значительно ускорило разгром японских вооруженных сил. При этом, как известно, советское руководство действовало в соответствии с Ялтинскими договоренностями, подписанными 4 – 15 февраля 1945 г. союзниками по "Большой коалиции". В Японии, тем не менее, распространена версия о том, что советский руководитель И.В.Сталин вступил в войну на Дальнем Востоке для того, чтобы еще до капитуляции японского правительства захватить Южный Сахалин и Курильские острова.

Однако, как свидетельствуют документы и факты, в действительности СССР мог получить эти ранее принадлежавшие России территории без войны. Как утверждает известный российский востоковед доктор исторических наук А.Кошкин, "весной-летом 1945 г. японское правительство делало все возможное, чтобы убедить Кремль не выступать против Японии". До советского руководства, утверждает ученый, различными путями доводились предложения о возможных уступках в виде компенсации за Договор с СССР (о нейтралитете). Самыми крупными из них были – возвращение Южной части Сахалина, отказ Японии от договора о рыболовстве, действовавшего с 1928 г. Также предполагалось передать Советскому Союзу часть Курильских островов.

Японские официальные историки утверждают, что правительство Японии якобы не знало о достигнутом на Ялтинской конференции соглашении о вступлении Советского Союза в войну против Японии. Однако существуют свидетельства того, что японская разведка располагала сведениями о договоренностях в Крыму. Так, например, в 1985 г. в Японии были опубликованы воспоминания шифровальщицы японского представительства в одной из скандинавских стран Юрико Онодэра. Она утверждала, что содержание достигнутых в Ялте секретных соглашений было своевременно передано в Токио.

К тому же бывший на завершающем этапе войны министром иностранных дел Японии Сигэнори Того с сожалением признавал, что японцы слишком долго не решались "заинтересовать" русских набором разнообразных уступок и "бесконечно колебались". Хотя лично ему в Москве Сталин и Молотов говорили, что будут добиваться возвращения Южного Сахалина и Курильских островов. Если бы японское правительство заговорило о возвращении Советскому Союзу ранее отторгнутых земель не накануне своего поражения, а гораздо раньше, допустим в 1943 г., позиция Сталина в отношении участия в войне против Японии могла быть иной.

А в 1945 г. советское руководство уклонялось от переговоров с Токио об условиях сохранения нейтралитета. В Кремле понимали, что согласие с предложениями японского правительства вернуть территории без войны могло быть расценено как нарушение Ялтинских соглашений. Сталин считал, что союзнический долг должен быть неукоснительно выполнен, а Япония понести наказание за развязанную войну.

Принимая решение вступить в войну на Дальнем Востоке, советское руководство, как считает А.Кошкин, учитывало и серьезные геополитические угрозы, с которыми мог столкнуться Советский Союз после войны. В частности, нельзя было допустит отстранения СССР от послевоенного политического процесса в Восточной Азии, в первую очередь в Китае.

В Кремле, как полагает ученый, очевидно, было известно содержание секретной беседы президента США Рузвельта 23 ноября 1943 г. с главой гоминьдановского правительства Китая Чан Кайши во время Каирской конференции. Тогда американский президент предложил китайскому лидеру заключить после войны американо-китайский военный союз, предусматривающий размещение в Китае, в т.ч. у советских границ, военных баз США. Чан Кайши с энтузиазмом приветствовал это предложение. При этом Порт-Артур и ряд других стратегически важных районов попадало под прямое американское управление. Со своей стороны Чан Кайши просил помощи у США по включению Монголии в состав Китая. Рузвельт обещал провести переговоры по этому поводу с СССР.

Дальнейшее развитие обстановки в мире, заключение японо-американского договора по безопасности, превращение Японии в нацеленный против СССР и КНР "непотопляемый авианосец" подтвердили обоснованность опасений и расчетов Кремля.

Нынешним японским политикам, рассуждающим о Курильских островах как якобы об "исконно северных территориях", следовало бы чаще заглядывать в документы военного и послевоенного периодов. Как известно, в августе 1945 г. японское правительство согласилось со всеми условиями Потсдамской декларации о безоговорочной капитуляции Японии, в т.ч. с п.8, который гласит: "Японский суверенитет будет ограничен островами Хонсю, Хоккайдо, Кюсю, Сикоку и менее крупными островами, которые мы укажем" Во исполнение этого положения Япония была лишена всех Курильских островов.

Как известно, это было подтверждено 29 января 1946 г. в меморандуме главнокомандующего союзных держав генерал Дугласа Макартура. В документе, направленном японскому правительству, указывалось, что из-под юрисдикции государственной и административной власти Японии исключаются все находящиеся к северу от Хоккайдо острова, в т.ч. "группа островов Хабомаи (Хапомандзё), включая острова Сусио, Юрии, Акиюри Сибоцу и Тараку, а также остров Шикотан". Тогда японское правительство приняло это как должное и возражений не высказывало. Отказ Японии от Курильских островов зафиксирован в Сан-Францисском мирном договоре 1951 г.

Таким образом, как сказал глава японской делегации при выработке условий Портсмутского мирного договора 1905 г. Ютаро Комура, отметая возражения российского представителя против нарушающего японо-российские договоры отторжения в пользу Японии южной части Сахалина, – "война перечеркивает все договоры. Вы потерпели поражение, и давайте исходить из сложившейся обстановки". Из этого же следует исходить и сегодня.

 

Геннадий Серафимович

 

В подготовке материалов, представленных на сайте, использована информация, свободно распространяемая в открытых источниках российских и зарубежных СМИ, включая печатные издания и материалы ГИС Интернет.