Справка      Статьи по теме

ИСТОРИЮ ПИШУТ ПОБЕДИТЕЛИ

Каждый раз, когда министр иностранных дел России С.Лавров подтверждает "верность России обязательствам, вытекающим из Советско-японской декларации 1956 г.", наиболее ретивые представители СМИ бросаются за комментариями к дипломатам, политикам и депутатам, выясняя, является ли такое очередное признание свидетельством готовности в ближайшей встрече "передать", или "вернуть" южные Курильские острова Японии.

Относясь сугубо отрицательно к любой передаче каких-либо островов Японии, все же следует справедливости ради разъяснить: подобные высказывания министра не являются ничем новым. Это продолжение тактики последних лет, которая прекрасно ясна профессионалам. Она заключается в следующем не отрицать категорически обещанного предыдущими властями, говорить только о верности Декларации 1956 г., то есть только о Хабомаи и Шикотане, выводя тем самым за скобки Кунашир и Итуруп, которые появились под нажимом Японии в середине 90-х гг., и, наконец, сопровождать слова о "верности" Декларации такими формулировками, которые на сегодняшний день определенно не совпадают с позицией Японии.

Декларация предполагала сначала заключение мирного договора и только потом "передачу" двух островов. Передача – это акт доброй воли, готовность распорядиться собственной территорией "идя навстречу пожеланиям Японии и учитывая интересы японского государства". Япония же настаивает на том, чтобы "возвращение" предшествовало мирному договору, ибо само понятие "возвращение" – это признание незаконности их принадлежности к СССР, что и является ревизией не только самих итогов Второй мировой войны, но и принципа незыблемости этих итогов. Поэтому уступка Курил помимо резкого ослабления стратегических позиций России стала бы прецедентом чрезвычайного значения для территориального статус-кво в Европе.

А так как принцип незыблемости итогов Второй мировой войны – фундамент всех послевоенных международных отношений сохраняет основополагающее значение, а термин "возвращение" в отношении предмета территориальных претензий послевоенного японского государства, как утверждает президент Института демократии и сотрудничества РФ Наталья Нарочницкая, должен быть изъят из официального языка российских должностных лиц. Ибо сам термин по ее утверждению, "является концептуальной ревизией итогов войны, означая косвенное признание новой Японии в качестве продолжателя личности того японского государства, которое развязало и проиграло войну".

Дело в том, что ни ФРГ и ГДР, ни Япония, ни объединенная Германия не являются продолжателями субъектности довоенных государств, не обладают по отношению к ним континуитетом.

Они являются новыми субъектами международных отношений и международного права. Их правопреемство по отношению к прежним государствам ограничено решениями держав, обладавших четырехсторонней ответственностью. Это вытекает из юридического толкования принципа полной и безоговорочной капитуляции, заложенного в послевоенное устройство.

Ибо полная и безоговорочная капитуляция означает прекращение существования субъекта международных отношений, демонтаж прежнего государства, как политического института, потеря им суверенитета и всех властных полномочий, которые переходят к державам-победительницам, которые сами определяют условия мира и послевоенного устройства. Таковыми стали ФРГ, ГДР и Япония. Новые государства были созданы на условиях союзников в новых границах с новыми конституциями, новыми органами власти. Особенно, это наглядно с Германией, которая получила новое название государства. Ни ФРГ, ни ГДР, как известно не обладали полным суверенитетом даже через 40 лет. Их суверенитет с точки зрения международного права имел т.н. производный характер – от полномочий союзников, сохранявших четырехстороннюю ответственность.

Юридический прецедент использования США своих полномочий носителя такой ответственности в отношении ФРГ демонстрирует эпизод в 1973 г., когда во время арабо-израильской войны правительство ФРГ в официальном заявлении выступило против отправки с ее территории американского оружия в Израиль и использования ее портов и аэродромов. Министр иностранных дел ФРГ В. Шеель заявил, что ФРГ выбирает роль нейтрального государства. Государственный департамент в официальной ноте резко заявил, что ФРГ не имеет полного суверенитета, и США, исходя из своих прав, вытекающих из принципов послевоенного урегулирования и соглашений, заключенных в их рамках, имеют право без уведомления совершать с территории ФРГ любые действия, которые сочтут необходимыми.

В случае с Японией внешние проявления утраты суверенитета менее наглядны. Япония сохранила прежнего императора, что используется для утверждения, что правосубъектность Японии не прерывалась, что сохранение императорской династии означает континуитет государства. Однако на деле источник сохранения императорской власти иной – это воля и решение победителей. Япония могла ожидать любого исхода и поэтому запрашивала союзников по этому вопросу 10 августа 1945 г., и ей был дан положительный ответ. На это Государственный секретарь США Дж.Бирнс указал В.Молотову в ходе I-й сессии Совета министров иностранных дел 22 сентября 1945.

По мнению Н.Нарочницкой, не выдерживает критики позиция Японии, что она не может считать себя связанной ялтинскими соглашениями, так как не являлась их участником. Ни до, ни после объединения, ФРГ не пыталась никогда ревизовать таким образом важнейшие принципы послевоенного порядка.

Если признать право послевоенной Японии оспаривать территориальные решения победителей, можно ли гарантировать, что не будет подвергнута сомнению и линия Одер-Нейссе, начертанная не немцами, а державами-победительницами, не испрашивавшими на это согласия фельдмаршала Кейтеля. Нынешняя Япония – это послевоенное государство, и урегулирование может исходить единственно из послевоенной междунаpодно-пpавовой основы, тем более, что только эта основа имеет юридическую силу.

 

Геннадий Серафимович

 

В подготовке материалов, представленных на сайте, использована информация, свободно распространяемая в открытых источниках российских и зарубежных СМИ, включая печатные издания и материалы ГИС Интернет.