Статьи по теме     

БОРЬБА НА ИСТОРИЧЕСКОМ ФРОНТЕ

Пересмотр истории Второй мировой войны — проблема не историческая, а политическая, точнее, геополитическая и рассматривать ее надо именно в этом ключе.

Дискуссии по этому поводу сами по себе не новы. Они начались без малого 60 лет назад и с тех пор не прекращались. Но нынешние западные взгляды вокруг "военного наследия" имеют международно-политическую направленность.

70-летие начала Второй мировой войны стало одним из важнейших событий международной жизни в 2009 г. Уже с начала года на Западе и в бывших союзных республиках (прежде всего в Прибалтике и в Украине) развернулась мощная информационно-пропагандистская кампания, в основу которой был положен тезис о равной ответственности СССР и Германии за развязывание мировой бойни. Главы государств и правительств, высокопоставленные чиновники и депутаты, национальные парламенты и международные организации стараются отличиться на "историческом" поприще.

Нечто подобное уже наблюдалось на 60-летие Победы. Кампания по пересмотру итогов современной истории  все более набирает обороты. Так, 23 сентября польский Сейм на пленарном заседании принял резолюцию, в которой квалифицировал Освободительный поход Красной армии, как агрессию против Польши и официально обвинил СССР в совместном с гитлеровской Германией развязывании Второй мировой войны. Вслед за поляками парламент Литвы разработал закон, предусматривающий уголовную ответственность за одобрение или отрицание агрессии СССР, как и Германии, против литовского государства.

Современный мировой порядок функционирует на основе институтов Ялтинско-Потсдамской системы. Поэтому дискуссии о пересмотре итогов войны означают изменение основ всей нынешней мировой системы.

Это ведет к эрозии понятия "державы-победительницы". Некоторые страны Восточной Европы при поддержке западных институтов внедряют тезис об "одинаковой ответственности Германии и СССР" за начало Второй мировой войны.

Возникает вопрос и о правомерности сохранения ограничений суверенитета Германии и Японии. Московский договор 1990 г. снял с Германии остатки оккупационного статуса. Но он сохранил введенные Боннским договором 1952 г. запреты на проведение референдумов по военно-политическим проблемам, на требование вывода иностранных войск до подписания мирного договора, на развитие ряда компонентов вооруженных сил и на принятие внешнеполитических решений без консультации с державами-победительницами. За минувшие 20 лет Германия создала ряд прецедентов, позволивших ей восстановить статус великой державы без изменения Московского договора.

Схожая проблема существует и в отношении Японии. Ее суверенитет частично ограничен Конституцией 1947 г. и американо-японским договором 1961 г. Теперь в японском обществе усиливаются настроения в пользу расширения военно-политических прав Токио. Дискуссия о пересмотре итогов войны создает для этого необходимый информационный фон.

Возникает правовое начало для реформы Совета Безопасности ООН. Снятие ограничений суверенитета позволит Германии и Японии всерьез претендовать на получение статуса постоянных членов Совета Безопасности ООН. Отпадают и аргументы, препятствующие приему в постоянные члены СБ ООН и ряда других стран. Далее может последовать постановка вопроса о пересмотре права вето у постоянных членов Совета Безопасности ООН.

Современная система национально-территориальных границ в Восточной Европе была установлена Ялтинскими соглашениями 1945 г. Распад СССР и СФРЮ в 1991 г. не изменил ситуацию, поскольку процесс шел по внутренним административным границам союзных республик. Польские и прибалтийские политики часто заявляют, что "Вторая мировая не кончалась до сих пор". В Варшаве любят поговорить о необходимости России "покаяться" за сталинизм. Но именно Сталин настоял на передаче Польше исконно немецких земель Силезии, Померании и Восточной Пруссии. О "европейских ценностях" говорят в Бухаресте, Братиславе и даже Белграде. Но именно Советский Союз настоял на передаче им ряда венгерских земель.

Основные мировые представления о мировой морали базируются на итогах Нюрнбергского процесса 1946 г. В Нюрнберге возник прецедент осуждения за несоблюдение международного гуманитарного права. Был поднят вопрос о вине определенных типов идеологии и философии, официально зафиксирован тезис о равенстве всех народов и рас. Пересмотр итогов войны открывает путь к пересмотру решений Нюрнберга. Последствием может стать возрождение старой, "донюрнбергской", морали с ее представлениями о нормальности межгосударственных войн и неравноправном положении этнических групп.

Таким образом, борьба на "историческом" фронте, переписывание истории Второй мировой войны имеет ярко выраженный геополитический характер и определяется стратегическими интересами влиятельных кругов Запада, ориентированных на построение однополярного мира.

Владислав Польских

В подготовке материалов, представленных на сайте, использована информация, свободно распространяемая в открытых источниках российских и зарубежных СМИ, включая печатные издания и материалы ГИС Интернет.