«Ноу-хау» война Японии и Республики Корея

Летом 2019 г. разгорелся торговый конфликт между Японией и Южной Кореей, и ее сущность кроется не только и не столько в причинах, которые корнями уходят в историю. Две развитые экономики являются активными конкурентами на мировом рынке передовых технологий. В то же время они составляют звенья одной технологической цепочки.

Изначально может показаться, что происходящий на фоне взаимных обвинений обмен торговыми ограничительными мерами — дело исключительно данных двух государств. Однако последствия противостояния двух стран имеют глобальный характер.

Несмотря на события прошлого и наличие территориальных споров, Южная Корея представляет собой крупнейшего торгового партнёра Японии. Последняя экспортирует товары в эту страну на сумму до 60 млрд долларов. Среди ключевых товаров — полупроводники и материалы для их производства.

Зависимость корейских компаний от ввоза из страны восходящего солнца фторированных полиимидов и фоторезистов превышает 90%, а от поставок фторводорода ­­­­- 44%. Однако 1 июля 2019 года правительство Японии заявило, что ограничит экспорт в Южную Корею критически важной продукции для микроэлектроники, и спустя всего 3 дня, 4 июля, изменения в процедуре вступили в силу.

Данный шаг японского руководства стал неприятной неожиданностью для многих крупных компаний. Ограничения коснулись главным образом трех ключевых материалов микроэлектронной промышленности — фторированных полиимидов, фторида водорода и фоторезистов (данные материалы используются при изготовлении дисплейных панелей). Данная мера не является полной отменой импорта этих материалов в Южную Корею, но теперь утверждение каждой сделки может занимать до 3 месяцев. Помимо этого, было анонсировано удаление Южной Кореи из так называемого «белого списка» торговых партнёров, которые представляют собой ряд стран, которые считаются безопасными с точки зрения экспорта стратегических товаров и которым предоставляются привилегии при ведении торговых отношений. И все же почему правительство Японии решило предпринять такие меры?

В первую очередь, огромную роль играет возросшая конкуренция на рынке и постоянное вытеснение Японии с глобального рынка. Так, например, компания Samsung. Компании Samsung Electronics вовремя удалось сориентироваться в нюансах стремительно развивающихся технологий, в то время как Япония начала отставать в научно-исследовательских и опытно-конструкторских работах из-за проблем в формальном образовании, а доходы страны от продаж на мировом рынке микроэлектроники снижались на фоне высокого курса японской йены. К другим причинам разумно отнести стремление создавать высокотехнологичную продукцию без крупных затрат, а также нехватка инновационных идей.

Японская сторона оправдывает свои действия из-за возникшего недоверия к Сеулу. В частности, японскими СМИ утверждается, что за последние 4 года из Республики Корея было нелегально вывезено около 156 материалов. Также была информация, согласно которой данные страны экспортировались в страны, которые находятся под санкциями (Иран, Северная Корея). Ещё одной причиной явились опасения Токио в нарушении южнокорейской стороной прав интеллектуальной собственности.

Естественно, Сеул отрицает все обвинения и пытается решить проблему дипломатическим путем. Однако пока что это не удается. В итоге Сеул отправил жалобу в Всемирную торговую организацию, где началось разбирательство по данному вопросу.

Стоимость убытков от японо-южнокорейской торговой войны может превысить 80 миллиардов долларов США. Уже зафиксировано падение продаж южнокорейской продукции в сфере полупроводников, которыми занимаются Samsung Electronics и SK Hynix. Более того, конфликт может перерасти в нарушение всей технологической цепочки производства в сфере микроэлектроники по всему земному шару.

Подводя итог, можно с уверенностью сказать, что от этой войны проигрывают обе стороны. У Южной Кореи есть 2 выхода из ситуации: перейти на отечественные аналоги или осуществить поиск альтернативных источников поставок редких металлов для электроники. В СМИ имела место быть информация, согласно которой Россия предложила Южной Корее поставлять корейский фторводород. Однако это непростая задача. Тестирование физических и химических свойств продукции может занять до полугода, что является достаточно долгим периодом в этой сфере. Вероятнее всего сложится такая ситуация, что статус-кво сохранится в краткосрочной перспективе, и обе стороны будут искать возможность минимизировать убытки. И если в долгосрочной перспективе Токио и Сеул не смогут найти общий язык, то произойдет сдвиг в существующей глобальной цепочке в микроэлектронной промышленности, что, безусловно, негативно отразится на темпах роста мировой экономики. При этом в условиях рыночной экономики и глобализации есть возможность прийти на рынок другим высокотехнологичным компаниям, в том числе российским, и прочно закрепиться в сфере микроэлектроники.

<< Вернуться на предыдущую страницу

Besucherzahler
счетчик посещений